Адаптогены. Фактор дозировки


Современные технологии изготовления галеновых препаратов, в частности, реперколяция, т.е. многократная экстракция растительного сырья водноспиртовой смесью, предназначены для максимального извлечения всей гаммы биологически активных веществ, содержание которых в виде сухого остатка в готовом продукте может достигать значительных величин. Например, для официнального препарата – экстракта родиолы розовой (золотого корня) – этот показатель должен составлять, согласно нормативной документации, не менее 29%! Кроме того, в современной практике рекомендуемые дозы большинства официнальных препаратов растительных адаптогенов (экстрактов левзеи и элеутерококка; настоек аралии, женьшеня, лимонника) составляют 2030 капель 23 раза в день, т.е. в общей сложности до 4,5 мл или около 450 мг комплекса биологически активных веществ! Вполне объяснимо, что при применении в таких высоких дозах адаптогены, основное свойство которых заключается в проявлении в первую очередь комплекса неспецифических эффектов, в значительной степени утрачивают это качество и начинают оказывать на организм выраженное специфическое воздействие – в первую очередь стимулирующее и тонизирующее воздействие на ЦНС. Отсюда становится понятным, почему в России, согласно официальной классификации лекарственных средств, именно к этой группе препаратов адаптогены и относятся.

 

Неудивительно, что у отдельных людей при применении в официально рекомендуемых дозах адаптогенные препараты вызывают комплекс нежелательных побочных эффектов – бессонницу, перевозбуждение, повышение артериального давления. Опасность развития таких проявлений адаптогенов и явилась основанием для ограничения применения их у беременных женщин, лиц с повышенной нервной возбудимостью, с артериальной гипертензией, детей раннего возраста и т.д. Совершенно очевидно, что в подобных ситуациях и речи не может быть о благоприятном влиянии адаптогенов на неспецифические адаптационные реакции организма. Напротив, их в большей степени приходится рассматривать уже как факторы экстремального воздействия, т.е. стрессоры. Иными словами, нет абсолютно никакого смысла применять адаптогенные средства в таких дозах.

В то же время, даже незначительное снижение дозы официнальных адаптогенных препаратов приводит к поразительным эффектам даже при тех заболеваниях, когда их прием в обычной дозе считается противопоказанным, в частности, при гипертонической болезни. Так, использование у многотысячного коллектива работников ВАЗ экстракта элеутерококка в дозе 0,25 мл/сутки (но не 45 мл, как это традиционно рекомендуется) 23 месячными курсами в течение 3х лет привело к снижению заболеваемости гриппом в 15,2 раза, гипертонической болезнью – в 14,6 раза, ишемической болезнью сердца в 30,5 раза [45]. Препараты родиолы розовой, используемые в дозах меньше официнальных, проявляли более выраженное адренергическое, дофамин– и серотонинергическое действие при исследовании их влияния на функцию головного мозга, а также оказывали в большей степени активирующий эффект на гипоталамус, чем дозы стандартные [32].

 

К сожалению, как это очень часто бывает с традиционными средствами восточной медицины (к которым относится большинство известных адаптогенов), западная медицина в очередной раз демонстрирует свою излишнюю самостоятельность, отвергая проверенные веками схемы применения адаптогенных растений. Вместо этого за основу режима дозирования берется мощный тонизирующий эффект, который, как мы старались показать выше, является экстремальным проявлением действия адаптогенов, и, соответственно, рекомендуемые в этом контексте дозы адаптогенов оказываются также экстремальными.

 

Однако, более того, данный подход к применению адаптогенов идет вразрез и с основополагающими постулатами адаптационной медицины. Мы имеем в виду критерии адаптогенных препаратов, сформулированные еще в 1969 г. основоположниками этой науки И.И. Брехманом и И.В. Дардымовым: 1) адаптогены повышают неспецифическую резистентность организма к широкому спектру различных стрессоров; 2) адаптогены оказывают нормализующее воздействие на функции организма независимо от направления и степени отклонения, вызванного стрессором; 3) адаптогены неспособны влиять на нормальные функции организма в большей степени, чем это требуется для формирования неспецифической резистентности.

 

На основании этих критериев можно сделать следующий очень важный в рассматриваемом контексте вывод. Если адаптогенный препарат вызывает значительное отклонение какойлибо из функций организма от нормы (например, повышение артериального давления, нервное возбуждение или нарушение сна, аппетита и ритма сердца), то данный препарат либо не является адаптогеном, либо применяется в неадекватной дозе.


Оставьте комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *